Константин (Враг хорошего) (const0000) wrote,
Константин (Враг хорошего)
const0000

Categories:

чайная ложка

так получилось, что последним приключением нашего давешнего путешествия по Приполярному Уралу оказалось — выбирание из малой цивилизации в большую. в качестве «малой цивилизации» — выступали несколько обжитых людьми домиков, затерянных в, хоть и не огромных, но всё-таки весьма суровых, горах. а в качестве «большой» — как и положено, выступал "город у железной дороги" — станция Верхняя Инта... а между ними, всего-то! — мы видели это по карте — было, максимум, стотридцать-стосорок километров... «часов шесть» — как компетентно заявлял Митянька, основываясь на неких, вычитанных им из интернета, отчётах...
ну, что ж, шесть так шесть...
имея уже некий опыт езды по зимникам, нам обоим казалось это вполне соответствующим действительности. кроме того, мне лично, этот же мой опыт подсказывал, что в кабине с водителем чаще бывает — слишком жарко, чем как-то холодно... вобщем, когда нам скомандовали «грузимся и отъезжаем», мы с Митьком не стали задавать никаких глупых уточняющих вопросов, а просто — закинули свои рюкзаки и лыжи в одну машину, и разошлись с ним по двум разным другим, на которые нам указали водители. итого, наш авто-караван состоял из трёх машин — двух серьёзно-гружённых самосвалов и одной пустой «наливайки»-бензовоза, все системы «Урал». ну, такие — обычные "Уралы", те, что с тремя ведущими мостами... Митяньке досталась «наливайка», мне — самосвал. в другом самосвале — тоже ехали двое — водитель и пассажир, как потом оказалось — это был какой-то «попутный», знакомый всем водителям, тоже водитель... таким образом, на три машины нас было шесть человек.
сели — поехали.
на моё приветствие «здравствуй», мой водитель только кивнул головой, и всё. «ну и хорошо», подумал я, поскольку, совершенно нелюблю никаких разговоров в машинах, а, к слову, люблю — просто смотреть на дорогу :) ладно, едем — молчим. мне это — как с горы катиться, ему, похоже — тоже. вобщем, у нас полный консенсус.
едем...
мне сразу же показалось, что делаем мы это как-то, ну, ооочень медленно... ну, как вам сказать... медленнее пешехода. раза в два =) да-да, я не шучу, и не преувеличиваю... именно, один-два километра в час — и была наша скорость. «ладно — думаю я, — дорога тут, в верховьях, сильно переметена, машина сильно-гружённая... вот выберемся из гор, тогда и поедем...». однако, дальше — больше... машина начала всё чаще и чаще «сваливаться» с колеи. представьте себе, как огромная тяжёлая машина, ползущая со скоростью примерно километр в час, вдруг в какой-то момент начинает, сначала очень медленно, а потом увереннее — сползая с колеи, крениться вправо, или влево... и именно, эти-то моменты и старается отловить водитель — потому и едет медленно! — чтобы вовремя слегка(!) повернуть руль в противоположную от крена сторону — обратно на колею... но поймать колею — дело непростое, она переметена, и вряд ли чем-нибудь свиду отличалась бы от снежных полей справа и слева от машины, если бы не вешки, которыми она обозначена... вешки, через каждые метров сто-стопятьдесят, и опытный глаз водителя — вот всё, что делает эту «дорогу» — дорОгой... и грех тут как-то пенять на водителя — на его опыт и глазомер — потому что, подчас, машина сползает с колеи, даже тогда, когда та, казалось бы, видна совершенно явно и отчётливо...

тут нужно сказать, что водитель мне достался — хотя и относительно молодой (думаю, ему и тридцати-то нет!), но, сразу видно — опытный... по-всему — по уверенности, с которой он сбрасывал и наращивал скорость на разных участках дороги, по тому, что он время ото времени, на ходу (в «Уралах» есть такая возможность) — то подкачивал, то приспускал колёса, чтобы выбраться из сложных мест... да по-всему — опытный! что и говорить, когда сидишь рядом, это всегда сразу чувствуется... он и шёл сначала впереди, и довольно долго.

на первой остановке, когда водители собрались перекусить вместе, он предложил мне посидеть пока в «наливайке». выбора у меня не было, и я выпрыгнул из своего самосвала и полез в кабину к Митяньке... там, впервые встретившись после преодоления значительного уже куска дороги, мы с Митянькой только посмотрели друг на друга, и просто — заржали. смеялись долго... нет, такого мы с ним — и никогда не видели, и никак не могли ожидать, и собственно, смеялись мы — над своей же ошибкой. Митянькин водитель был чуток поразговорчивей и поведал ему всякое про эту дорогу, в частности, и то, что дорога НА базу (т.е. полупустыми и сутками раньше) заняла у них, ни много ни мало — девятнадцать часов =) да-да! именно так — стотридцать километров за девятнадцать часов...
ну и мы поделились друг с другом своими впечатлениями от уже увиденного. а там их было! только представьте себе: ветер, который только начинался, когда мы стартанули, к тому как стемнело — превратился просто в шквал. снег языками метался параллельно земле, вылизывая и закрывая — и дорогу, и вешки, и редкие-редкие ёлочки вокруг. впринципе, там уже тундра начинается... при одной только мысли, что вдруг придётся из кабины вылезать под эту метель — становилось, мягко говоря, неуютно... ну, нам-то с Митянькой и не пришлось. а вот водители наши, все четверо(!), периодически (каждые пятнадцать-двадцать минут!), тихо чертыхаясь — натягивали поглубже свои ушанки, доставали из кузовов лопаты, и по сугробам шли к какой-нибудь съехавшей с колеи машине — откапываться... и нам с Митьком из своих кабин, в свете фар, было хорошо видно, как, обычно, стоя на коленях, ребята гребли траншею перед колёсами «Урала», помогая ему забраться обратно на колею. вы представляете себе размер трёхосного «Урала»-самосвала?... ревели моторы, мужики что-то кричали друг другу, перебегая от колеса к колесу, выл ветер, ослепительным белым светом светили фары... "космос!" — вот единственное сравнение, которое приходило на ум, глядя на это со стороны. реальностью это считать было очень трудно...

но потом — застрявший «Урал», всё-таки заползал обратно на колею и водители расходились по своим машинам. забирался и мой... с какими-то минимальными комментариями — скидывал шапку, стягивал рукавицы, и опять — дальше, ползком по колее, до следующей "посадки"... дважды, наш самосвал разворачивался (по целине!), чтобы вернуться и «дёрнуть» другой, который неудавалось откопать лопатами... то был апофеоз всего этого космоса! дёргать-то приходилось передком за передок... фары скрещивались, ослепляя, обе машины ревели, как ненормальные, перекрикивая их, водилы что-то орали друг другу... да и чего стоили сами эти развороты по целине! — когда тяжёлая гружёная машина просто сдавала назад, прямо в снег рядом с колеёй, проваливалась в него и начинала по десять-двадцать сантиметров «натаптывать» себе дорогу или для разворота, или чтобы дёрнуть тросом другую... и ветер сумашедший... правда, не холодно... но на таком ветру это уже не имеет значения...

вобщем, всё это надо видеть... и слышать! нет, не расскажешь ничего... одно слово — космос! — полное ощущение нереальности происходящего... внеземельности...
«вот что надо снимать-то!» — только с досадой и сказал тогда в кабине Митька, понимая, что в таких условиях снимать на камеру совершенно было бы невозможно. нас бы просто не поняли... впрочем, нас и так уже непонимали. нам, увидевшим весь этот космос в действии — теперь это было совершенно очевидно! я так и сказал Митяньке — «да, если бы у меня была такая работа, то я бы нас тоже, мягко говоря, непонимал...».

ведь, у ребят-водителей это была — "просто-работа". ну да, такая же как и у тех, кто сидит в городах по офисам... и даже не думаю, что в сравнении с той же столицей-матушкой, она у них более высокооплачиваемая... и то в офисе — работа, и эта — с лопатой, на коленях перед застрявшим посреди тундры «Уралом» — тоже работа... чудно устроен мир... думаю, офисные сидельцы и каторгу-то себе представляют не такой страшной... а всё — работа. и все — типа, равны... чудно это :( фигня какая-то с масштабами :(
вобщем, в душе у меня — медленно, но верно, наростало уважение и восхищение этими людьми, которые умеют — ТАК — «просто-работать». даже за деньги... как вы — даже за деньги — согласитесь ли работать на каторге? ;) то-то... а это же про них — «а там опять далёкий рейс...» и т.д. это их работа.
ладно.
но я мёрз. мёрз, сидя в кабине своего «Урала», и меня это слегка напрягало, навязчиво заставляя задумываться о другом...
да, конечно, я ошибся с одеждой, рассчитывая на "часов шесть" и жаркую кабину... когда машина поворачивалась к ветру моей стороной, по кабине конкретно начинал гулять забортный ветер — всё-таки «Урал» это не гламурная легковушка :)) а водила мой, мало того, что постоянно держал слегка приоткрытым своё окно (это-то нормально! я сам так всегда делаю. и зимой, в том числе...), так он ещё периодически просто выключал печку, всем своим видом давая понять, что ему-де жарко... он и вправду был одет намного теплее меня, но я не считаю, что в кабине даже для него было жарко... просто, просто, просто... — вот о том и были мои мысли, которыми я поделился тогда, во время перекуса, с Митянькой. он очень удивился. потому что не мёрз. потому что о чём-то, всё-таки, болтал со своим водителем. потому что печка у них работала безостановочно и на полную катушку. хотя, щелей и в их кабине тоже хватало :))
ладно,
пожаловался, согрелся, перекусили (они) — и мы двинулись дальше. глухая ночь. ветер унялся. тундра... одним словом — красота! и ползём чуть быстрее. мой — так и продолжает свою тепловую политику. теперь он — открывает своё окно полностью, высовывается в него и так глядит на дорогу. незабывая при этом, уже по-традиции, периодически отключать печку. я так и мёрзну. ну, не фатально, конечно! :)) но, всё-таки... это неприятно. мне кажется, он видит, что я мёрзну (одет-то я был весьма легко!), и целенаправленно добивается того, чтобы я ему об этом сказал. ну да, чтобы «поставить меня на место», разъяснив «какие вы все козлы»... но я молчу. я готов был поддержать любой разговор, но очевидно, его волновал только один тип разговора со мной — «вы козлы, и чего вы сюда припёрлись. ужо мы вам сейчас покажем "настоящий север"»... но меня трудно заморозить :) тем более, в конце лыжного путешествия ;) когда организм уже напрочь адаптировался к холоду... так что, лекция о "настоящем севере" и "реальных парнях" — меня не интересует, и я просто — гляжу на дорогу и молчу.
когда на следующей перекусной остановке, выпрыгнув из машины «до-ветру» и вернувшись, я вдруг обнаружил, что кабина с моей стороны заперта изнутри — я подёргал за дверь для проверки, а он, на третий раз, высунулся в окно и просто, через стекло, досадно махнул мне рукой в сторону «наливайки» — мол, иди туда. и всё. ничему этому я уже не удивился. собственно, это уже было открытое пренебрежение и хамство... «ну и ладно» — подумал я — «значит, я неошибся в своём предварительном диагнозе "о холодовом воспитании"...» и чуток помёрз на улице, поджидая пока наливайский водила выберется из своей кабины... зато, тут я немного поболтал с четвёртым водилой-пассажиром, также выбравшимся размяться и покурить. он оказался охотно-разговорчивым нормальным мужиком. сходу сказал, что совсем нас, ну, туристов, непонимает... на что я ему тут же процитировал свои давешние слова Митяйке, мол, при такой работе, я бы тоже не понимал :)) ну и разговорились... о том, о сём... в частности, он, например, рассказал о том, как несколько лет назад, он попал на этой же дороге в распутицу, весной, и эти стотридцать километров они ехали... три дня =) о как :)) ну и, всякие другие шофёрские байки...
было уже утро, даже почти день. ехать оставалось относительно немного. да и началась, практически, нормальная — явно вычищенная бульдозерами — дорога... в наливайке я опять немного отогрелся, поэтому жизнь казалась относительно наладившейся... если бы не все эти чёрные мысли в голове, да этот ледяной камень на душе... ехали, понятное дело, опять молча. последним аккордом всего этого... незнаюкакназвать... было то, что мой водила, вдруг, в какой-то момент, на какой-то площади, в уже определённо начавшемся посёлке — притормозил и говорит: «всё, приехали...». я ему ничуть не смутившись отвечаю — «а как же вещи?» — «а что? они в том самосвале?» (мы ехали вторыми..) — «да» — отвечаю я. он чертыхнулся и двинул дальше за самосвалом, который был ещё виден впереди, в конце прямой улицы... там он свернул на следующую площадь, и остановился. подъехав, я увидел на этой площади — здание вокзала, к которому мы собственно и ехали... думаю, комментарии тут излишни.
...
давно мне не было так погано, как там в первые часы на станции Верхняя Инта...
зато, именно там я вдруг понял важное для себя!
понял, почему я — бывает — так легко — отворачиваюсь от людей — и ухожу.
ухожу, и в душе не остаётся от них — ничего. вообще ничего. ни тёплого, ни холодного — никакого.
хотя голова-то — точно ещё помнит, что и то — у них хорошо, и тут — они вроде бы неплохие, да и вот это — у них тоже вполне приемлемо...
неплохие ведь люди! — а, ан! — ничего от них во мне не остаётся. ни тёплого, ни холодного...
почему?
меня это, оказывается, напрягало...
ну раз, ответ на этот вопрос оказался для меня таким важным...
так вот,
человек — это чайная ложка.
чайная ложка — чего-то там, что останется, если выпарить из него всю просто-воду, если отбросить всю эту милую, "нормальную", труху, обильно окружающую его, если снять с него все эти многослойные блестящие и переливающиеся упаковочные бумажки...
человек — это чайная ложка того, что от него остаётся — в конце. после того, как ты его — узнаешь. после того, как ты его — поймёшь.
а остаётся — разное! как и должно быть у людей. и горькое, как морская соль... и солёное, как пересоленная квашенная капуста... и терпкое или пряное, как гвоздика... и приторное, как ваниль... и острое, как красный перец... и никакое на-вкус, как таблетки активированного угля... — разное! очень разное. но, человек — это та самая ложка, которая с дёгтем, из очень известной присказки... если он — дёготь, конечно...
так вот,
если даже в цистерну с мёдом на моих глазах положить всего лишь одну махонькую чайную ложечку — дерьма — и перемешать...
нужно ли говорить, что я не притронусь — ко всему — этому "мёду"...
вот и весь секрет — почему — мне уходить бывает так просто.
брезгливость тому виной. брезгливость души. и всё.
вот такое открытие я сделал для себя в этом году — там, на вокзале станции Верхняя Инта...
отведав как раз небольшой бочонок мёда с, как оказалось, размешанной в нём... сами понимаете чем...
противно, конечно. было...
но сейчас я уже о том не жалею.
на моих весах — оно того стоило.
потому что теперь я точно знаю:
человек — это, всего лишь, чайная ложка того, что останется после, когда его ты узнаешь.
а труха (мёд?)... достаётся остальным, неузнавшим.

ps
кстати, эти стотридцать километров мы ехали тогда — двадцать один час. всего-то :))

Tags: идеи, истории, личное, мысли вслух, путешествия, слова
Subscribe

  • 1982 — как я провёл тем летом: Река

    лето-82 — начало. лето-82 — Город. в Красноярске мы прожили недели две. груз экспедиции, наконец, пришёл, и оставалось только перегрузить его…

  • время — законы и истины

    у человека можно отнять воздух, и только поэтому — он его обнаруживает, изучает и даёт ему описание. у человека можно отнять разум, и он его —…

  • метафора

    метафора, это всегда — логический круг, положенный в основу рассуждений, т.е. это следствие, замещающее собой свою причину — в цепочке последующих…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments

  • 1982 — как я провёл тем летом: Река

    лето-82 — начало. лето-82 — Город. в Красноярске мы прожили недели две. груз экспедиции, наконец, пришёл, и оставалось только перегрузить его…

  • время — законы и истины

    у человека можно отнять воздух, и только поэтому — он его обнаруживает, изучает и даёт ему описание. у человека можно отнять разум, и он его —…

  • метафора

    метафора, это всегда — логический круг, положенный в основу рассуждений, т.е. это следствие, замещающее собой свою причину — в цепочке последующих…