July 6th, 2006

_const

про любовь

недавно вполглаза подсмотрел по ящику окончание одного фильма. фильм был — про мудрого инспектора Пуаро, как он ловко разбирался там в одном совершенно запутанном деле, сильно осложнённом давностью всего произошедшего. дело было об отравлении некого молодого мужчины. ... не буду рассказывать фабулу, это тут ни к чему. к чему — вот что: на поверку выяснилось, что отравила этого мужчину, влюблённая в него девушка. и сделала она это после того, как стала случайной свидетельницей семейной разборки этого мужчины со своею женой. ну, он говорил жене, что она — эта влюблённая девушка — просто его лёгкое и мимолётное увлечение, что на самом-то деле он любит только жену и не в его планах её бросать и т.д. так вот, случайно подслушав все эти признания своего возлюбленного (ну, он-то, наверное, и ей тоже говорил, что любит...) — эта влюблённая особа не нашла ничего лучше, как просто отравить своего любимого, причём, обстроив всё так, что все улики отравления указывали бы на законную супругу. которую, кстати, в результате — осудили и даже — о! времена, о! нравы — казнили =)

когда кино закончилось, супруга (уже моя) только и прокомментировала: «она его не любила». но получилось это у неё как-то слишком серьёзно-угрожающе... и несмотря на то, что я, конечно же, сразу же с её комментом согласился — голова моя сама собою, тоже как-то, призадумалась... а ведь — точно! — не любила она его, если могла себе помыслить возможность причинения ему урона, да ещё какого! и никакие состояния аффекта, врождённая стервозность и что бы там ни было ещё — тут не катят! любовь — это табу на причинение любого ущерба, и в первую очередь — физического, тому, кого любишь. это то, что — не-воз-мож-но. иначе, это — не любовь, а какие-то личные желания, страсти или амбиции. конечно, у каждой любви — свой порог эгоизма, того, что она считает допустимым относительно любимых. но вот это — физическое ненасилие — это, мне кажется — общее для всех, тот водораздел, который отделяет любовь от нелюбви.

вспомнил всё это случайно — просто сегодня вспоминал детство, и опять в памяти всплыл тот знаковый для меня очень-очень-очень давнишний случай: я был тогда совсем маленький, совсем, не помню даже примерно — какой. помню только, что ещё кровать была деревянная, детская, на колёсиках, с редкими деревянными прутьями-перилами... я стоял и держался за них, а матушка меня за что-то ругала (маленький — я был бандитом, и меня всегда было за что ругать:))) наверное, я плохо внимал её словам, потому что отчаявшись и разозлившись, она собралась влепить мне лёгкий воспитательный подзатыльник, но я, естественно, чуть увернулся от него, и мама как-то неудачно неловко, слегка, своим ногтем царапнула мне глаз. ну, не сам глаз, а где-то там рядом и ооочень легонечко, но это всё равно заставило меня вслух ойкнуть...

...так вот, прошла уже целая жизнь, а — тот — её испуг я помню до сих пор, и пусть не помню выражения лица или её глаз в тот момент, но тооочно помню до сих пор — то — её чувство с которым она тогда, испуганная, схватилась за меня... я пронёс это чувство через всю свою жизнь, и уверен — понесу его и дальше, сколько бы мне не осталось ещё прожить. потому что, имя этому чувству — материнская любовь, материнская любовь... материнская любовь — это когда тебя любят, только за то что ты просто — есть... это чувство того — что мир рухнет, но тебе никогда не причинят боли, никакой. совсем. вообще. никогда. невозможно. я почувствовал это — тогда, несмышлёным, маленьким, глупым бандитом. и чувствую это — до сих пор. и что есть любовь, если — не это?!