November 4th, 2016

_const

Мамаев Курган

русские люди делятся на две части — те, которые уже побывали на Мамаевом Кургане, и тех, кто там ещё не бывал.
и не потому что одни какие-то — лучше или ущербнее — других, а потому, как вточности также!, делятся русские — на тех, кто читал Пушкина (Толстого, Чехова, Есенина,...), и тех, кто с ними ещё не знаком.

Мамаев Курган — это особый русский язык, русский текст, записанный — небом и землёй, камнями и травой, деревьями и ветром, дождём и снегом, солнцем, словами, музыкой, молчанием, памятью — скреплёнными воедино — необъятной, простой и загадочной — русской душой.

Мамаев Курган — нельзя ни сфотографировать, ни написать, ни описать, ни заснять, ни рассказать — как нельзя рассказать горечь, написать боль, описать страх, сфотографировать гордость, заснять память... можно, конечно... но всё это будут — просто-картинки и просто-слова, хорошие или даже отличные, но просто — слова, и просто — картинки.

к Мамаеву Кургану можно только прикоснуться.
самому, лично.
промолчать его слова, увидеть его музыку, оглохнуть от немого крика его Родины-Матери — прикоснуться к памяти Сталинграда.

там нет никакого пафоса, ни в чём.
наверное, любой пафос там бы обернулся... пошлостью.
всё там просто и понятно любому — слова, звуки, образы...
до наивности.

кроме, пожалуй... этой Женщины...
этой бабы — обыкновенной русской матери лет тридцати — чисто по-русски крепкой и красивой...
несоразмеримо красивой, в сравнении с её криком-призывом, и с этим сугубо мужским стальным оружием в её правой руке...
хочется — дотянуться, забрать у неё этот меч — закрыть её собой — негоже бабам воевать, пока мужики целы...
да видно, в тяжёлый час взметнулась она тут в полный свой рост над Мамаевым Курганом —
«эй! поднимайся, кто может! Родина наша в опасности»
такая она — Родина-Мать, так — детей своих защищает...
Collapse )