Константин (Враг хорошего) (const0000) wrote,
Константин (Враг хорошего)
const0000

Category:
  • Music:

дети. четыре. «фрустрация».

дети. начало
дети. до-1
дети. раз-два.
дети. два.
дети. три. погодки.
дети. три. погодки-2.

наша память такая же разная, как и мы сами.
одна — любовно хранит всё до мелочей,
другая — делает то же, но чисто-автоматически, не напрягаясь,
третья — выпихивает всё из себя, словно мусор, оставляя лишь «важное»,
четвёртая — оставляя лишь «хорошее», «позитивное»,
пятая — просто беспечно спит на своём рабочем месте :)),
шестая — ...
да разве всё перечислишь!
память у всех разная.

к тому моменту, о котором тут будет идти речь, наш «Фиктивный Брак, с целью получения Коваленкой трёхкомнатной квартиры» вполне состоялся — мы уже и жили в новенькой трёхкомнатной квартире, полученной нами практически нахаляву. ну, если не считать двух наших маленьких девочек :) которым в ту пору было — то ли 4 и 5, то ли 5 и 6 — точнее моя память этого не сохранила...
впрочем,
самих-то девчонок с нами тогда и не было — они обе были у бабушки, на ставрополье...
мы их там так и оставили с лета, "зимовать".
по причине огрооомного уже Коваленкиного живота, в котором потихонечку начинала толкаться новая жизнь...
да-да :)
более того,
в тот день Коваленка уже неделю, а то и две! — находилась в официальном декретном отпуске...

а при коммунистах с этим было весьма строго — в отпуск с таким названием девушек отправляли никак не раньше, чем ровно за месяц «до срока».
помню, была какая-то невразумительная поздняя осень... ноябрь, наверное.
всё утро, провожая меня на работу, Коваленка была напряжённой и озабоченной, в стиле:
— слушай, что-то он сегодня не шевелится... вчера вот толкался весь день, а сегодня нет...
и т.д.
— да ерунда это, — на бегу успокаивал её я — просто рано ещё, спит человек там ещё наверное...
и убежал.
а уже днём она позвонила мне на работу, вся в соплях, в слезах и всхлипах — нет, так и не толкается...
вызвала скорую... вот уже приехали... говорят — собирайся, в Москву повезём (из Зеленограда)... почему-то...
в какой-то роддом, специализирующийся на таких вот случаях... где-то в районе Измайлово...
а сама плачет. в телефон. ну и, голоса врачей там, фоном, мол, "поедем-поедем", "всё будет хорошо"...
...
честно говоря, тут в моей памяти происходит неожиданная дырка,
из тьмы которой жёлтыми волчьими глазами на меня смотрят лишь обрубки фактов —
это был мальчик, мальчик... :), то ли пуповина вокруг его шеи обмоталась, то ли ещё как,
но он просто задушился... задушился, там, у мамки в животе... умер. прямо там.
и всё. какие тут ещё могут быть «факты»?
я не помню как и когда об этом узнал.
что помню?
как ездил к Коваленке туда, в Измайлово...
как мы стояли там в вестибюле и... то ли молчали, то ли разговаривали...
вобщем — стояли...
она — с животом своим огромным, ненужным и бессмысленным уже, я...
ну да,
это "специализированное" отделение с каким-то адекватным названием, типа «патология» или ещё как,
располагалось на первом этаже (чего микробов-то теперь бояться...) обычного роддома...
и из него спокойно выпускали к навещающим, в вестибюль... по-моему, он у них был отдельный...
да какая разница!
а живот был ещё долго... дня три-четыре... может, пять... пока анализы, обследования, да то, да сё...
а потом — просто что-то вкололи "стимулирующее", и Коваленка честно родила... в третий раз...
ну, как обычно рожают женщины... с болью... и проч.
просто — бесполезно и бессмысленно в этот раз всё это было...
хотя, только тут мы тогда и узнали, что это был — мальчик...
Петькой хотели назвать...
ультразвуками мы никогда не заморачивались...
да какая разница

пожалуй, тут и началась с ней какая-то фигня... или просто совпало...
вы никогда не видели людей, находящихся под действием сильных транквилизаторов?
я тоже — до этого — никогда этого не видел.
поэтому и не понимал — что происходит и почему...
а просто, при каждой нашей встрече Коваленка, враз похудевшая и как-то осунувшаяся —
непрестанно улыбалась, какой-то насильно приклеенной, и совершенно непохожей на свою, улыбкой,
заглядывала в глаза, ловя в них любой взгляд, даже в сторону,
и неотрывно следовала, именно, за глазами, а не за направлением взгляда...
и всё время несла какую-то словесную билиберду:
«нам сказали... нас тут собирают и рассказывают... это просто у меня — фрустрация... так называется...
это пройдёт... просто сейчас это не преодолевается, а потом пройдёт... это не страшное....
это фрустрация... так бывает... они знают... а через год уже опять можно детей... можно будет» —
и вопросительно заглядывала мне в глаза, как умеют заглядывать только дрожащие бездомные дворняги...
«можно будет... это у меня фрустрация... это пройдёт...»...
и бесконечно. с повторами, тереблением рук, заглядыванием, и... улыбкой...
этой страшной, намертво приклеенной к лицу — улыбкой...

не помню — что говорил в ответ я и как успокаивал...
наверное, что-то рассказывал, отвлекал, обнимал... но не помню.
и как мы вышли из этого штопора — тоже не помню.
как-то вышли...
дня через три-четыре из больницы её выписали...
но как выписаться — от титек, враз наполнившихся молоком, и от всего гормонального фона женщины,
ставшей матерью в третий(!) раз, только... без ребёнка...
непомню
непомню
непомню
но как-то вышли

ладно.
когда я вам хотел всё это рассказать в первый раз, продолЖЖение этой истории должно было бы звучать примерно так:
«прошло лет пятнадцать или около того, и года три-четыре назад...»
сейчас это звучит уже — лет восемь-девять назад... время идёт.
так вот,
прошло лет пятнадцать или около того,
и как-то вечером, после работы, в обычном кухонно-супружеском тэт-а-тэтном разговоре,
я вдруг, повествуя о событиях дня минувшего, ввернул, и вполне к месту!, это слово — «фрустрация»...
...
если вы обратите внимание, то конечно заметите —
набор слов, которым мы ежедневно общаемся с близкими людьми — довольно ограничен,
и новые слова в нём появляются не часто, хотя и появляются...
но в этом случае, Коваленка вдруг просто остановилась посреди нашего разговора и,
посмотрев на меня вопросительно-недоумённо, спросила — «а что это такое?»...
...
в своей жизни я слышал это слово только от неё, поэтому, как пишут в таких случаях,
"сказать, что я удивился — значит, ничего не сказать"! :))
я... просто офигел... и челюсть у меня, наверняка, отпала... на мгновенье.
«ну, ты даёёшь...» — только и хватило меня протянуть...
впрочем,
сознание вернулось быстро, и я тут же перевёл наш разговор на какую-то другую, ещё более увлекательную, тему.
я это умею :)
вот.
а через пару дней, за такими же вечерними чайными посиделками,
вдруг, при очередной смене направления нашей беседы, Коваленка —
остановившись, посмотрела мне прямо в глаза и просто сказала: «я вспомнила
и всё
и всё.
мы и дальше заболтали, как ни в чём не бывало, о чём-то текущем, важном, интересном... о другом...
да, мы НИКОГДА с ней и НИКАК не вспоминали тот период нашей жизни.
вообще никогда... и недоговариваясь.
это я тогда оплошал, напомнив слово...
вот и всё.
я не помню — обнял ли я её тогда, в тот вечер...
но, извиняясь, так и обнимаю её мысленно всегда, каждый раз, когда вспоминаю тот её взгляд и это её «я вспомнила»...
и сейчас.
«пусть завидуют. у кого есть ещё такая женщина.»


*продолЖЖение следовает*

Tags: истории, личное, сериал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments